Главная О компании Сотрудники Услуги Цены Публикации Вопрос-ответ Контакты

Праведники Кустовец и их судьи.
 
«Приговорил ... вещественные доказательства по делу: Новый завет, Евангелие апостола Иоанна, блокнот с духовными песнями, Библию, тетрадь с толкование слов, ноты религиозных песен, два религиозных плаката и две открытки - уничтожить».
Это не выписка из литературы сатанинского толка.
Это – «Приговор именем Украинской социалистической Республики ... от 16-18 декабря 1961 года народного суда Улановского района Винницкой области в составе: председательствующего народного судьи Бажанова, народных заседателей Билаша и Лаптуровой, при секретаре Мурованой, с участием прокурора Козыренко, общественного обвинителя т. Слободяника и адвоката Баранова»...».
Подсудимыми являются уроженцы и жители села Кустовцы Улановского района Винницкой области: Мишук Петр Васильевич, 8.01.1908 г.р., образование 2 класса (читает и пишет), женат, на иждивении трое малолетних детей, работает столяром в колхозе; Шнеренко Иван Федорович, 29.08.1905 г.р., женат, образование 4 класса, на иждивении трое малолетних детей и сын инвалид 1 группы, работает пастухом в колхозе; Середюк Иосиф Кириллович, 3.11.1904 г.р., малограмотный (пишет и читает), женат, на содержания одна малолетний ребенок, работает столяром в колхозе; Ворона Анатолий Алексеевич, 17.09.1935 г.р., образование 7 классов, женат, работает столяром в колхозе.
Всех обвиняют по ст.209 Уголовного кодекса УССР «Посягательство на личность и права граждан под предлогом выполнения религиозных обрядов или иным предлогом». Максимальная мера наказания – 5 лет лишения свободы.
Согласно приговору: «Подсудимые обвиняются в руководстве нелегально действующей в с. Кустовцы Улановского района сектантской группы пьятидесятников ... Виновными себя не признали и пояснили, что организаторами секты не являются, а являются проповедники ее. Суд ... находит вину подсудимых, как руководителей и организаторов сборищ сектантов пятидесятников в с. Кустовцы полностью доказанной. Как проповедники данной запрещенной законом секты подсудимые, на протяжении нескольких лет организовывали нелегальные сборища в разных домах сектантов, на этих сборищах проповедовали антинаучные и враждебные социалистическому строю "учения" пьятидесятников ..., призывая верующих к отказу от защиты Родины, при нападении врагов с оружием в руках. Вовлекали в секту молодежь села, пропагандировали отречение верующих от общественно-политической жизни, от участия в пионерский и комсомольских организаций, от посещения клубов и кинотеатров».
Народный суд приговорил А.О.Ворону и И.Ф.Шнеренка к пяти годам, а И.К.Середюка и П.В.Мишука – к четырем годам лишения свободы с высылкой после отбытия наказания от 3 до 5 лет. Все осужденные взяты под стражу в зале суда.
Удивляет жестокость наказания – максимальный срок, без учета любых смягчающих обстоятельств, связанных, в частности, с молодостью Вороны А.О., не судимостью раньше, наличие семьи и малолетних детей, детей-инвалидов, отсутствии вредных последствий.
Впечатление – что приговор – это акт не правовой ответственности, а мести.
А доказательства вины в приговоре – отсутствуют. Одно понятно подсудимые – верующие в Бога и в этом, в действительности, их наибольшая вина.
Уже позже, в 1990 году, один из осужденных Анатолий Ворона в книге «Проза» напишет: «... методы известны. Нужно убрать человека. Это, как говорится, не мытьем, так катанью. Я готов страдать как христианин. Правда, в нашей стране как христианин не пострадаешь, потому что христианина делают преступником. У нас за веру не судят».
 
Тогда же в областной газете «Винницкая правда» за 17 января 1962 года было написано: «Какими жалкими кажутся эти люди! Советский труженик думает о жизни, строит его своими руками, умом. Он творит на земле и прокладывает пути в космосе. А эти, сидящие сегодня здесь, на скамье подсудимых? Их иначе назвать, как ничтожествами, что путаются под ногами честных тружеников. Они не только не помогают нам, но и мешают строить новую жизнь, коммунизм».
Прошли годы. Время совершило свое правосудие: оказалось, что не осужденные, а так называемые «честные труженики новой жизни, коммунизма» является ничтожными. А осужденные – праведники. Могли, под влиянием такого «пресса» – тяжелой для них судебной атмосферы, тяжести наказания, еще в суде отречься от веры в Бога или замалчивать свое участие. Но говорили в суде то, с чем жили каждый день на виду односельчан – правду.
 
«Такое было время» – скажете.
И это так, но – вот прошло 50 лет, давно нет страны «новой жизни», а факт остался неизменным – приговор народного суда Улановского района постановили, подписали конкретные люди – три судьи (народные заседатели приравниваются к судье). У судей была возможность объективно рассмотреть дело, но они устранились от этого. В общем, имели возможность выбрать мягкое наказание – осудить условно, или, хотя бы, на год - два, что позволял им закон, но они выбрали путь приговора в самом строгом наказании, которое только возможно по закону.
 
«Не могли иначе поступить» – скажете.
Но это ложь. История подтверждает это примерами иного поведения при более сложных обстоятельствах.
В царской России, когда православная церковь существовала в единстве с государством, любые не церковные, а именно, протестантские (штундистские) верования неизменно уголовно преследовались. Однако, как примеры гражданского мужества, вошли в историю поступки отдельных судей, которые не применяли закон вопреки его духу и собственной совести.
Так, в конце 1870 года были арестованы пресвитер Михаил Ратушный с единоверцами – все сельские жители Херсонской губернии, участники собраний штундистов. 8 лет длилось следствие. И вот в 1878 году Одесский окружной суд начал рассматривать уголовное дело "обвиняемых в распространении секты штундистов". По словам одного свидетелей судебного процесса, который не принадлежал к верующим: «собираются у себя в домах, молятся Богу, а такого ничего худого не знаю за ними. О них, кроме хорошего, ничего нельзя сказать; между ними нет ни пьяниц, ни воров, а напротив, бывали случаи, что человек, который прежде был вором или пьяницей, когда поступит в секту, делается хорошим человеком, перестаёт пить, воровать, работает ... ». После заседания присяжные вынесли оправдательный приговор М.Ратушному и его единоверцам.
Известный российский юрист А.Ф.Кони с уважением упоминает мирового судью Чигиринского уезда Киевской губернии Мефодия Филипповича Тетерю, который отказался «в эпоху усиленного гонения на штундистов осудить нескольких человек, собравшихся помолиться над умершим штундистом, своим родственником, в действиях которых полиция усматривала нарушения циркуляра генерал-губернатора, воспретившего штундистами в явное нарушение великодушного закона 3 мая 1883 г. всякие молитвенные собрания. Этот судья, будучи «назначенным», т.е. сменяемым, имел гражданское мужество признать распоряжение графа Игнатьева лишенным законного основания, и Сенат в общем собрании кассационных и первого департаментов разделил его взгляд» (А.Ф.Кони. Из записок судебного деятеля. Мировые судьи. Т.1.-М: Юрид. лит.- 1966 - с.323-324).
Вечная истина гласит – одно дело, когда хочешь сделать, а не можешь, а другое – когда есть возможность сделать, а не желаешь.
Наверное, Улановского судьи не желали совершить приговор согласно закону и совести, хотя, конечно, имели такую возможность. Наверное таким образом спешили внести свой вклад в строительство «новой жизни». И при этом не видели, что подсудимые – это люди, их семьи – это люди, не ощутили своей ответственности и остались в истории в недоброй памяти.
 
«Подумаешь, что им теперь, когда давно умерли» – скажете.
Но после их смерти не исчезло все. Остались их потомки и не исчезает ответственность за их «след» жизни.
Об этом и напоминает Анатолий Ворона в полемике с тем, кто олицетворяет собой того, кому после «хоть потоп»:
«- Подумаешь, суд в приговор написал! Разве суд закон?
- Интересно, лишают человека свободы на 5 лет именем страны и это – не закон! Кто же за это будет отвечать?
- Никто!
- Нет, вы перед Богом будете отвечать за нас. Будет вечность, будет ответ.
- Умер человек и ни за что не отвечает. Никакой вечности, никакого Бога нет!
- Есть Бог и есть вечность!».
Конечно, это касается не только судей. Прокурор, общественный обвинитель, адвокат, свидетели – не менее ответственные за свои поступки. Но ... не они ставят «точку» в деле. И не к ним в первую очередь, перед дальней и тяжелой дорогой заключенного, обращаются в печальных мыслях осужденные: «Вы перед Богом будете отвечать за нас».
Как важно, чтобы это всегда помнил тот, кто является судьей.
 
Алексей Якименко,
президент адвокатской компании «Якименко и Партнеры»,
г. Винница
 
Опубликовано в общенациональной правовой газете
«Юридический вестник Украины» № 29 (890) за 21-27 июля 2012 года

О компании

Счетчики
Яндекс.Метрика
МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Rada.info